Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Россия и Белоруссия начинают ожесточенную торговлю за нефть

9 октября 2018
1 700

Россия и Белоруссия начинают ожесточенную торговлю за нефть

Серия «атак» на Россию, предпринятых Александром Лукашенко в последние месяцы, принесла плоды. Белорусский лидер заставил Москву обратить внимание на проблемы своей страны, которые влечет за собой российский налоговый маневр. Переговоры официально объявлены. Почему этот конфликт на самом деле намного важней, чем многие прошлые? И за что бьется каждая из сторон?

Москва и Минск начали переговоры по определению механизма компенсаций в связи с налоговым маневром в России. «Сейчас входим в активную фазу переговоров. До конца года решение этого вопроса будет основной задачей», – заявил глава белорусского концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков. Возможность и механизм компенсации потерь Белоруссии из-за завершения налогового маневра в России обсуждаются, подтвердил директор департамента налоговой и таможенной политики Министерства финансов РФ Алексей Сазанов. Этого и добивался все это время белорусский батька.

В 2019–2024 годах в России будет завершен так называемый налоговый маневр в нефтяной отрасли. Суть маневра заключается в постепенном повышении ставки НДПИ и обнулении экспортных пошлин.

Рыбаков объясняет, что в этой истории так печалит белорусов. Из-за налогового маневра РФ белорусским НПЗ по факту придется покупать российскую нефть по мировым ценам. В итоге белорусский бюджет сможет получать значительно меньше на экспорте этих нефтепродуктов в третьи страны. Российские НПЗ окажутся в лучшей ситуации, так как российский бюджет компенсирует им потери за счет сниженных акцизов. Но в белорусском бюджете «таких инструментов нет», говорит Рыбаков. «Нам предстоят серьезные переговоры с Россией по выравниванию конкурентной среды, чтобы наша переработка работала в аналогичных условиях, как и переработка в Российской Федерации», – говорит председатель «Белнефтехима».

«От налогового маневра Белоруссия теряет. Дальше, я думаю, на самом высоком уровне будет приниматься решение о возможности компенсации и объеме этих компенсаций. Но если это решение будет принято, то это должно быть произведено исключительно из бюджета в бюджет, то есть не может быть такого, что российский бюджет будет компенсировать что-то НПЗ Белоруссии», – сказал Сазанов.

По его словам, Минфин России уже просчитал, сколько Белоруссия потеряет от маневра, однако цифру не озвучил. Белорусская же сторона оценивает потери своего бюджета только в 2019 году примерно в 300 млн долларов. Однако с учетом постепенного разворачивания налогового маневра потери Белоруссии тоже будут расти постепенно: каждый последующий год они будут расти на 300 млн долларов, достигнув к 2024 году 1,8–2 млрд, отмечает белорусский аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

«Конфликт, скорее всего, находится на уровне прошлого года, когда стороны использовали и газовую, и нефтяную отрасли для давления друг на друга. Только сейчас противостояние менее публичное. Хотя ставки гораздо больше, чем в прошлом году. Тогда Минск попытался снизить цену на газ, но не получилось, вернулись к исходной ситуации, и – ничего страшного. Но сейчас вернуться к исходной ситуации нельзя – с 1 января 2019 года начинается налоговый маневр, от которого зависит дальнейшее экономическое состояние Белоруссии», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Он даже не исключает, что Белоруссия уже шантажирует Россию тем, что начала снова платить за газ не по контрактной цене, а по своей более низкой (как это было в прошлом году). По крайней мере, намек на это можно усмотреть в официальной речи на сайте белорусского президента.

Что же хочет получит Минск, а что готова дать Москва?

По словам эксперта, Белоруссия, конечно, хотела бы оставить в нефтяном сотрудничестве все как есть, при этом чтобы белорусские НПЗ получили те же льготы, что и российские НПЗ. Россия же хочет уйти от субсидирования белорусской экономики за счет товаров, сделать этот механизм открытым и прозрачным, передавая деньги из российского бюджета в белорусский. «Чтобы можно было всегда открыть этот счет и показать, сколько денег Россия перевела. Сейчас же это приходится высчитывать скрупулезно», – говорит Юшков.

Например, по данным Росстата и Минфина, с января по июль 2018 года белорусы покупали баррель российской нефти Urals по цене на 18 долларов дешевле, чем она стоит на рынке. Потом Минск перерабатывает дешевую нефть на своих НПЗ и перепродает ее в виде нефтепродуктов по более высоким рыночным ценам и прибыль кладет себе в бюджет. Это один факт субсидирования белорусской экономики в нефтяной отрасли.

Второй – это «растаможка» 6 млн тонн российской нефти. Это компромиссная договоренность в рамках прошлогоднего спора по газовой цене. Эти 6 млн тонн российской нефти идут транзитом через Белоруссию по трубопроводу «Дружба», не меняя права собственности. Российские компании продают ее на экспорт и платят экспортные пошлины в российский бюджет. Но, согласно договоренностям, Россия должна возвращать эти деньги в белорусский бюджет.

Еще один пункт, на котором Белоруссия зарабатывает, – это поставки нефтепродуктов в Белоруссию по низким ценам. «Мы уже в этом году поставили 2,1 млн тонн нефтепродуктов, куда они уходят – непонятно. В год примерно 0,5 млн тонн российских нефтепродуктов идет на нужды нефтехимической продукции Белоруссии, все остальное идет на экспорт, на чем Белоруссия опять же получает приличную выгоду», – говорит Юшков.

Белоруссию опять заподозрили в махинациях с уходом от уплаты таможенных пошлин. На это указывает существенный рост экспорта антидетонаторов и антиоксидантов, как в свое время это было с растворителями и разбавителями. Если белорусы экспортируют российские нефтепродукты, то должны заплатить в российский бюджет экспортную пошлину. Чтобы этого не делать, они продают их под видом товаров, за которые платить пошлины не надо. В прошлом году Белоруссия импортировала 3,3 млн тонн российских нефтепродуктов, а в этом году покупает в полтора раза больше.

«Сегодня это довольно мутная вода, в которой белорусы довольно успешно ловят рыбу. Естественно, наш Минфин хочет эту историю прекратить и вернуться к диалогу 2011–2012 годов»,

– говорит Юшков.

«Тогда Россия предлагала поставлять по льготным ценам только 6,2 млн тонн нефтепродуктов – столько потребляет сама Белоруссия. То есть субсидировать поставки нефти только для собственных нужд белорусов, а всю нефть и нефтепродукты, которые идут сверху, на чем белорусы сейчас делают бизнес, проводить на рыночных условиях. Думаю, это задача-максимум для экономического блока правительства РФ», – считает эксперт ФНЭБ.

Конечно, Минск от такой программы будет ожесточенно отбиваться. «Это подрывает всю экономическую модель Белоруссии, которая сформировалась еще в советские годы. Когда основные доходы бюджета идут от покупки дешевой нефти у России, которую в переработанном виде белорусы продают на экспорт по высоким ценам. Под сохранение этой модели экономики Россия предлагала политические интеграционные проекты – сначала единое таможенное пространство, теперь это ЕАЭС», – говорит Игорь Юшков. Поэтому Минск и воспринимает так болезненно и остро налоговый маневр России, ведь он рушит эту модель.

Впрочем, Россия скорее пойдет на компромисс с Белоруссией, как всегда и делала. «Задача-минимум у экономического блока правительства РФ – вывести на свет все дотации Белоруссии, чтобы они были не на тонны нефти, а исключительно в виде трансфертов из бюджета в бюджет. Чтобы можно было понять, насколько действительно Россия субсидирует белорусскую экономику», – считает нефтяной эксперт.

Поделиться: