Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Какие действия может предпринять группировка войск в Белоруссии

29 декабря 2022
1 755

Какие действия может предпринять группировка войск в Белоруссии

Варианты действий Белорусской группировки

На днях МИД РФ подтвердил недавно высказанное мною предположение, что Белорусская группировка предназначена, в первую очередь, не для подготовки удара в тыл украинским войскам на Киевском направлении, а для гибкой активной обороны на Западном направлении, на случай, если американцам удастся втянуть в боевые действия Польшу и Прибалтику. Кратко повторю и несколько дополню ранее высказывавшиеся аргументы в пользу именно такого решения.

Во-первых, учитывая тысячекилометровую полосу непроходимых для крупных механизированных соединений Припятских болот, наносить удары по Украине Белорусская группировка может только по двум заранее известным направлениям: от Гомеля на Чернигов-Киев и от Бреста-Кобрина на Ковель-Луцк. Сил Белорусской группировки недостаточно для того, чтобы одновременно создать две ударные группы, обеспечить взаимодействие между ними, организовав вспомогательные удары из районов Пинска, Житковичей и Мозыря, с целью выхода к Сарнам, Олевску, Коростеню, установления контроля над рокадной дорогой на участке Ковель-Малин, повторного занятия Чернобыля и создания единого Северного фронта от западной границы Украины, до Днепра.

Во-вторых, вступление Белоруссии в боевые действия на Украине по собственной инициативе не только создаст Лукашенко некоторые внутриполитические трудности (белорусы не против защищать свою страну, но явно не в восторге инициативно воевать на чужой территории), но и, что более важно, даст повод для вступления в войну Польши и Прибалтики. У них не будет необходимости выступать против России. Они заявят, что ведут боевые действия только против Белоруссии. России всё равно придётся защищать союзника, а значит протяжённость фронта увеличится на тысячу километров только по прямой. Если учесть все возможные изгибы, то и на все 3–4 тысячи километров. При этом Польша и Прибалтика только в первом эшелоне, до проведения мобилизации, могут выставить 150–200 тысяч человек (что в полтора-два раза превышает по численности Белорусскую группировку ВС РФ И РБ). В течение двух-трёх месяцев эта группировка может быть увеличена до 300–350 тысяч, при сопоставимом с российско-белорусскими войсками техническим обеспечении. Получается, что, атаковав Украину на широком фронте с задействованием большей части имеющихся сил, мы просто обнажим тыл задействованных в операции войск для ударов из Польши и Прибалтики.

В-третьих, если рассматривать возможность атаки на узком фронте, то, с учётом вышеизложенных обстоятельств, такой удар возможен только при взаимодействии с основными силами ВС РФ, уже развёрнутыми против Украины. Иначе, ограниченная по силам группировка, действующая на самостоятельном фронте, рискует быть блокированной и разбитой, так как основные силы, размещённые в Белоруссии, необходимо будет держать против Польши и Прибалтики, независимо от того начнут они вторжение в Белоруссию или просто останутся в угрожающей позиции.

С этой точки зрения удар на Ковель-Луцк невозможен до тех пор, пока основные силы российской армии не перейдут Днепр на всём его протяжении. Что касается удара на Киев, то он возможен только после того, как российские войска прорвут укрепрайоны, возведённые украинцами на границе по линии Сумы-Глухов-Новгород-Северский и как минимум выйдут на ближние подступы к Чернигову, что позволит наладить взаимодействие с наступающей с Севера группировкой.

При этом надо иметь в виду, что протяжённость фронта в таком случае увеличится на 500–700 километров, а имеющийся фронт (от Херсона, до Харькова) никуда не денется и также будет постоянно требовать вливания новых и новых ресурсов (техника, люди, боепитание). С учётом главной задачи по сдерживанию польско-прибалтийской группировки НАТО Белорусская группа войск сможет выделить для наступления на Киев не более 20–30 тысяч человек и на срок не более двух-трёх недель. Этими силами начинать штурм Киева бессмысленно. Они могут быть использованы только для вспомогательного удара.

Как видим, для того, чтобы наступление с Севера (даже ограниченное по масштабам) не превращалось в рискованную авантюру, необходимо вначале добиться обрушения основного украинского фронта (в Донбассе), занятия или надёжной блокады Харькова, прорыва пограничных укреплений в Сумской и Черниговской областях и выхода к Днепру на протяжении большей части Левого берега.

Значит ли это, что Белорусская группировка в принципе не может решать наступательные задачи?

Нет, не значит.

Оборона, чтобы быть эффективной должна быть активной, то есть предусматривать возможность наступления с ограниченными целями на второстепенных направлениях.

Ранее я уже писал, что в случае агрессии со стороны Польши естественной главной задачей Белорусской группировки будет деблокада Калининградской области. Как правило у нас в таком случае говорят о прорыве через Сувалкинский коридор. Надо, однако, иметь в виду, что на этом направлении удар будет логично ожидать польская армия, которая достаточно сильная, многочисленная и технически оснащённая для того, чтобы боевые действия приняли позиционный характер, обеспечивая Польше возможность провести мобилизацию и получить военную помощь (техника, расходные материалы) от своих союзников по НАТО.

Гораздо привлекательнее выглядит удар через Литву. Литовская армия самая сильная из прибалтийских, но до польской ей далеко. В лучшем случае Литва сможет противопоставить удару из Белоруссии тысяч двадцать человек. Следует иметь в виду, что у Литвы традиционно напряжённые отношения с Польшей, рассматривающей Литву, как сепарировавшийся осколок Речи Посполитой, обвиняющей Вильнюс в притеснении польского национального меньшинства и неофициально считающую Виленскую область незаконно отторгнутой польской землёй. Поэтому в мирное время ожидать размещения на литовской территории существенного польского контингента не приходится, равно как и серьёзной координации планов польского и литовского штабов: их военные не доверяют друг другу не меньше, чем политики.

Соответственно, задача заключается в том, чтобы разгромить литовскую армию и прорваться к Калининграду раньше, чем Польша успеет поддержать Литву. Для решения этой задачи будет более чем достаточно тридцати тысяч человек (менее трети Белорусской группировки). Однако прорыв через Литву не решает задачу полностью – коридор уязвим для встречных ударов из Польши и Латвии. Следовательно, параллельно с операцией по нейтрализации Литвы необходимо готовиться к занятию всей Прибалтики.

Решение этой задачи только силами Белорусской группировки невозможно. Все силы, которые можно выделить на прибалтийское направление из Белоруссии, необходимо использовать для скорейшего прорыва к Калининграду. Это значит, что для решения прибалтийской проблемы в целом, необходимо наносить второй удар от Ивангорода на Нраву-Таллин, а также по возможности предусмотреть десантную операцию с целью установления контроля над Моозундскими островами. Занятие Таллина, Моозундских островов и разгром Литвы предопределяют поражение всей Прибалтийской группировки НАТО, обеспечивают разблокирование Балтийского флота и свободу его манёвра на Балтике, делает невозможной переброску в Прибалтику дополнительных контингентов и/или техники НАТО.

В случае, если разгром Прибалтики, разблокирование Калининграда и Балтийского флота займёт две-три недели, то Войско Польское просто не успеет взломать оборону Белорусской группировки, наступление на Минск провалится, а боевые действия перейдут в позиционную фазу. России не потребуется перебрасывать силы с украинского направления на белорусское, а значит основная цель гипотетической польской агрессии (ослабление давления России на украинском фронте) достигнута не будет. Варшаве придётся искать мира, в том числе и ценой принятия российских условий по Украине.

Нельзя исключить, что Киев попытается оказать поддержку нападению на Белоруссию. Само очертание белорусских границ диктует попытку атаковать их с трёх направлений, чтобы растянуть силы обороняющихся и облегчить задачу прорыва главной (польской) ударной группировки. Однако основные силы ВСУ заняты на Восточном фронте и выделить для наступления на Севере они могут только ограниченное количество второсортных частей (сейчас у белорусской границы концентрируются в основном бригады территориальной обороны). Кроме того, Украина столкнётся с той же проблемой, которая ограничивает возможность наступления из Белоруссии на юг. Припятские болота дают возможность активно действовать на двух операционных направлениях, разделённых тысячекилометровым пространством. Украина может наступать от Ковеля на Кобрин-Брест и от Киева-Житомира на Мозырь-Гомель.

Наступление на Кобрин-Брест создаёт эвентуальную угрозу южному флангу развёрнутого против Польши фронта, но силы, которые Украина может выделить для этого удара, совершенно недостаточны для быстрого глубокого прорыва, тем более, что белорусские военные должны ожидать удара с этой стороны, так как Украина может попросту пропустить через свою территорию польские войска. Успех же ограниченного наступления ничего не меняет, так как главные задачи Белорусской группировки: деблокада Калининграда и стабилизация польского фронта всё равно могут быть выполнены.

Что касается гипотетического наступления на Мозырь-Гомель, то проблема вновь заключается в ограниченности сил и средств, которые Киев способен для этого выделить. Выйдя из укрепрайонов и оторвавшись от основных сил ВСУ относительно малочисленная группировка рискует получить удар во фланг и тыл из глубины российской территории и быть полностью уничтоженной. Для решения этой задачи ВС РФ придётся отвлечь некоторое количество войск, находящихся в резерве для развития наступления после прорыва фронта в Донбассе. Но количество отвлекаемых войск будет невелико, а срок их отвлечения краток. Более того, после разгрома украинских сил вторжения эта группа, даже оставаясь на месте в Белоруссии, будет создавать угрозу глубокому северному флангу ВСУ, отвлекая на себя силы и средства с Восточного фронта.

Таким образом на сегодня украинское направление является для Белорусской группировки второстепенным. Её главная задача решается на польском и литовском направлениях, где она сдерживает потенциальную агрессию уже самим фактом своего существования. Со временем задача группировки может быть скорректирована. В случае успешного прорыва российских войск к Днепру, из состава группировки может быть выделена часть сил (30–40% от общей численности) для удара по северному флангу ВСУ и облегчения форсирования Днепра ВС РФ. Однако задействование выделяемых сил в операции на украинском направлении не может быть длительным, так как ставит под угрозу главную задачу группировки – сдерживание потенциальной польско-прибалтийской агрессии.

В целом же, учитывая сложный характер актуальных международных отношений и невозможность точного просчёта реакции политических противников на каждое конкретное наше действие, идеальный вариант заключается в том, чтобы Белорусской группировке вообще не пришлось участвовать в боевых действиях. Занимая оборонительную позицию, она в условиях мира сковывает не менее, чем троекратно превосходящие её по численности польско-прибалтийско-украинские силы, не рискуя при этом случайностями войны.

Поделиться: